Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:48 

lock Доступ к записи ограничен

Горбач
Бельфегон
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

17:46 

Страшная сказка

Jorgen
Мир мрака не страшен.
Это очень простая игра, дорогой мой забытый друг.
Выходишь во двор, считаешь всегда до двух,
Когда солнце взойдёт – беги до ближайшей реки.
И самое дорогое в себе
С трепетом береги.

/Раз – чтоб меня никто от тебя не спас.
Два – под ногами моими дорогой будет трава./


Набери во фляжку с собой ледяной воды.
Игра слишком проста – не продумывай дальше ходы.
И до леса, по полю, если есть силы, беги.
И самое дорогое в себе
С трепетом береги.

Остановись, когда тело твоё вдруг охватит дрожь.
Когда ты поймёшь, что не знаешь, куда идёшь.
Когда ты поймёшь, что не был здесь никогда,
Поможет, из речки взятая утром с собой, вода.

Дальше закрой глаза и ко мне иди.
Ко мне тебя приведут любые пути -
Тогда все дороги сойдутся навек в одну.
Тело твоё и душа вмиг пойдут ко дну.
----
Утром проснёшься – а на дворе рассвет.
Сколько тебе, милый мальчик, тогда было лет?
Сколько тебе стало лет вместе с нашей игрой?
Вскоре ты не хотел возвращаться домой.

/Раз – чтоб меня никто от тебя не спас.
Два – под ногами моими дорогой будет трава.
Три – отдаю тебе. Забери./


И, нарушив правила, ты сосчитал до трёх.
Самое дорогое в себе ты тогда не сберёг.

Так вот мы и играли, полгода ещё дружив.
Я как будто бы умер,
А ты как будто бы жив.

14:52 

i see dead people

Тэйми Линн
непоколебимая уверенность оборотня в том, что он - человек (с)
Она не верит ни картам, ни вещим снам,
Ни шепоту ветра меж серых бетонных стен.
Она не боится остаться ночью одна,
Не слышит, как кто-то хихикает в темноте.

Почти разуверившись в сказках и чудесах,
Она замечает в цветной круговерти дней -
Нездешний сквозняк прикасается к волосам,
Пустые глаза из проулков следят за ней.

Она понимает – нельзя открывать на стук,
На лунную улочку выйдешь и пропадешь.
Но он обнимает ее – будто чертит круг,
И будто втыкает в порожек булатный нож.

Людские дома плывут по ночной воде,
На краешке подоконника спит луна.
Она говорит:
– Но я вижу мертвых людей!
И он отвечает:
- Я тоже. Фигня война.


@темы: Стихи, Любовь

16:09 

городское

Тэйми Линн
непоколебимая уверенность оборотня в том, что он - человек (с)
в городе выжить просто – гляди вокруг,
бойся железных зверей, обходи мосты.
город оскалит зубы, начав игру,
и зашвырнет тебя с площади - на пустырь,

после – с проспекта в старый заросший сквер,
с крыши высотки – на лавочку у пруда.
если играть по правилам – выйдешь, верь,
если нарушишь правила – никогда.

хэй, улыбнись, на зеленый свет поспеши
по переходу, ведущему в облака,
выпрямись, встань и спляши с городскими ши –
станет легка походка, тверда рука.

следуй за флейтой, смотри безмятежно вдаль,
мертвых не бойся, не забывай про нож.

..если почуешь, как дрогнет седой асфальт -
не наступай на трещины.
пропадешь.


@темы: Будни, Жизненное, Стихи

16:02 

мертвое море

Тэйми Линн
непоколебимая уверенность оборотня в том, что он - человек (с)
Застывает игла под ребрами. Выдох. Вдох.
Не расправить крылья, не вырастить чешуи.
Далеко-далеко дремлет море с мертвой водой,
окунись в него – исцелятся раны твои.

Поезжай к нему, пока кровь еще горяча,
пока жизнь тебя не оставила,
и скажи -
укачай меня, соль земли моей, укачай,
обрати меня в камень, узлом морским завяжи.


Отчего-то весь вечер слегка дребезжит стекло.
Выключаешь свет.
За окном течет темнота.
..просыпаешься утром – а море уже пришло
и накрыло собою вокзал, телеграф, почтамт…

Вот и весь материк превратился в морское дно.
Вот и город твой исцелен во веки веков.
Только мертвые волны плещутся под окном.

Выходи. Плыви.
Далеко плыви.
Далеко.


@темы: Стихи

17:34 

Сказка на ночь

riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.
У медового лета объятья нежны и жарки, ишь из сада потянет-тянет вишневым духом. Это время летать, разворачивать дни-подарки и лохматый и рыжий август чесать за ухом.
А садовник устал и зол - и таскает воду, у него под завязку пчел и вишневой жажды, он не хочет уже ни вишен, ни сот, ни меду, задремав, он во сне встречает свою свободу, он мечтает, чтоб этот сад облетел однажды.
Облетает осенний лист,
Наступает тишь.
Спишь?
А придет золотая осень, растянет пряжу - да на все небеса, на ветки, на сны да крыши. И достанется ветра лесу, пустому пляжу, да и саду, который осенью зиму слышит. А садовник считает яблоки, сливы, груши, он поет - засыпают паданцы, ветви, травы, а садовник в садовом домике розы сушит, но когда беспокойный гость тишину нарушит, то садовник считает, что гости обычно правы.
Да и дом поет - от пола
И до стропил,
Спи.
И когда уже сад на стеклах морозом вышит, и казалось бы - вот свобода и вот награда - а садовник уснул, и сон его садом дышит. В небесах повелитель ветра его не слышит, потому что душа садовника тише сада.
И пускай наступает кветень, приходит зорень,
А садовник все хочет, молит да не получит,
Но душа его - спи, не плачь - выпускает корень,
Но душа его, как платан, подметает тучи.
А возьмет ли его с собой журавлиный клин -
Знает бог один.

@темы: Пушистые Сказки

01:44 

Пушан

NeAmina
Ушедшим из зазеркалья обратной дороги нет.
От цветов кошачьей мяты пахнет терпко и приятно, в зарослях кошачьей мяты кто-то ходит не спеша…На поляне возле леса нет ни замка, ни принцессы, и не водятся драконы. Там живет один пушан.
Два больших мохнатых ушка, весь — как мягкая игрушка, умный взгляд невинно просит: я хороший, ну, поверь…Выраженье человечье, только нанести увечья может он вполне зверино, потому что это зверь.
Есть на свете, может, страны, где и водятся пушаны, только здесь совсем не знают про подобного зверька. Просто он пришел однажды по траве сырой и влажной, он пришел и поселился у лесного родника.
Он сноровисто и споро под обрывом вырыл норы, вход и выход хитро спрятав в пышных зарослях травы. Он не виден и не слышен, бродит ночью, ловит мышек, змей кусачих не боится — ест их прямо с головы. За лягушками в болото он выходит на охоту, видно, мясо лягушачье для него деликатес.
Но, как ни был бы он занят, лишь сверкнет перед глазами месяц хитрою улыбкой — и пушан уходит в лес. По песку и мелким ямам устремленно и упрямо, страх загнав поглубже в пятки, пробирается пушан. Через тернии и корни он бежит-спешит упорно. Перед лилией цветущей замирает не дыша.
Звезды свет в ладони лилий до краев почти налили, даже ветер затихает, чтоб его не расплескать. И пушан, шагнув отважно, опрокидывает чашу: серебристый свет стекает по прозрачным лепесткам.
Лилии сияют белым. Звездный свет ползет по телу. Исчезает мех пушаний, начиная с головы, с живота сползают клочья… Происходит что-то ночью под совиное кряхтенье и шуршание травы...
Под пушаньей мягкой шкурой, длинношерстной, рыже-бурой, под уютной легкой шубкой, что мохната и тепла, проступает птичье тело: перья острые, как стрелы, крепкий клюв, два умных глаза, белоснежных два крыла. В лунном свете серебрится, может, зверь, а, может, птица…
Он взмывает над поляной, устремляясь в небеса, улетая прочь из леса, где нет замка и принцессы, но случается, бывают вот такие чудеса.

Стихи NeAmina

@темы: Пушистые Сказки, Пушистая Лирика

22:25 

Доступ к записи ограничен

Мангусто
Люди всё время доверяют мне свои тайны. Наверное, знают, что мне некому их разболтать. Спенсер Рид.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

07:25 

Чудная рисовалка

Himitsu-nya
Вам помочь или не мешать?
симметричных снежинок =)



Сорока на хвосте принесла ^^

@темы: Пушистые Погляделки

02:31 

firefly

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Только лёд на реке покрывается сетью несмелой,
Только с пыльного юга приходят домой облака,
И ко мне из краёв полнолуний и горной омелы
Ходит Кристоф, Блуждающий Кристоф, мой друг-великан.

Я не знаю, какого он роста по нынешним меркам,
Сколько сотен аршинов и тысяч и тысяч локтей,
Но когда он идёт, то трещат под ботинками ветки
А его папироса - как будто маяк в темноте

Тянёт вкусной прохладой, темнеет, гляди - уже поздно
И при свете костра он - лукавый, совсем молодой
Я прошу его - Кристоф, а ну-ка показывай звёзды
Он ворчит добродушно, сажает меня на ладонь.

Позади остаются деревни, озёра и камни
Звёзды трудно поймать - путь лежит от заката к заре
...Но представь - если смотришь на них с высоты великаньей
То похожи они на мерцающих диких зверей.

Просыпаясь наутро, я вечно растерян и заспан
Вру родне и друзьям, что читал допоздна и устал
И устроившись на чердаке с облупившейся краской
Я пишу, и стихи светлячком улетают с листа


Знаешь, небо зимой неподвижно, свинцово, морозно
Ничего не увидишь и в самых огромных очках.
Кристоф мне говорит, мол, а ну-ка, показывай звезды.
Я листаю тетрадь,
запускаю наверх светлячка.

@музыка: Чичерина – На запах

@темы: заклятья, storytelling

17:57 

Самая важная памятка

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
всегда побеждает волк, которого ты кормишь

И от нас, чем мы старше, реже будут требовать крупных жертв
Ни измен, что по сердцу режут, ни прыжков из вулканных жерл,
Не заставят уйти из дома, поменять весь привычный быт,
Ни войны, ни глухого грома, ни тягучей дурной судьбы.

Нет, всё будет гораздо проще, без кошмаров и мыльных драм,
Будут тихими дни и ночи, будут сны без огня и драк
И закат в одеяньи алом будет спать на твоих плечах...

...Но готовься сражаться в малом - в самых крохотных мелочах.

Не влюбляйся в пустые вещи и не слушай чужую тьму,
Помни - часто ты сам тюремщик, что бросает себя в тюрьму,
Даже если не мысли - сажа, даже если не стон, а крик
Никогда не считай неважным то, что греет тебя внутри.

Знаешь, это сложней гораздо, путь нехожен, забыт, колюч
Каждый в сердце лелеет сказку, эта сказка - твой главный ключ
И неважно, что там с сюжетом, кто в ней дышит и кто живёт.
Просто помни, что только это может двигать тебя вперёд.

Будь спокойным, как пух и лучик, никогда не борись с людьми
Ты - часть мира: коль станешь лучше, значит этим меняешь мир
Мир велик и неодинаков, он маяк, но и он - свеча.
Если ты ожидаешь знака

Вот он, знак:

начинай

сейчас.

@музыка: Peter Gabriel - Book of love

@темы: заклятья, шаманья книга

06:51 

alter-sweet-ego
это больно и значит прекрасно (с)
Замечательная Кейя сказала мне очень важное и очень точное:

Все эти Джомолунгмы - это повод. Не то чтобы цель, на самом деле. Альпинисты на вершину не заради вершины только лезут - хотя и из-за нее. Ради пути, тяжелого, жесткого. Возвышающего.

Ну, вот как бы в прозе мне добавить больше нечего, поэтому я попыталась стихами.

***

Ты выбираешь кошки, как альпинист,
Пробуешь пальцами кончики острых лезвий...
Чтоб не сорваться, просто не смотришь вниз,
Сушишь ладони шариками магнезий.
Это не то чтоб просто, всего лишь жизнь.

Это не то чтоб просто, в том вся и суть.
Скальные крючья скалятся лепестками,
Воздух дрожит, в термометре мерзнет ртуть,
Крошится лёд под ослабленными ногами...
Ну, ты же знала, что это - тяжёлый путь.

Ну, ты же знала, что холодно в высоте,
Грейся теперь страховкой и карабином -
Эти не подведут. Подводили те.
Здесь, между небом и близящейся лавиной
Самое время не думать о ерунде.

Самое время с помощью репшнура
Что-то перевязать, подтянуть, подвесить.
Да, ты же сильная, справишься на ура.
Вот, это знает даже растущий месяц:
Главное, что продержишься до утра.

Ветер целует в щёку и бьёт - сильней.
Главное не вершина - дорога к ней.

@темы: Стихи

05:21 

alter-sweet-ego
это больно и значит прекрасно (с)
Что бывает, если совместить пьяного автора, отсутствие Интернета, аллюзии на "Маленького принца" Экзюпери и всякие-разные мысли.
Автор и трезвый-то всегда считал, что лучшей парой для Лиса будет Охотник, пусть в исходнике о нём и ни слова, а пьяному вроде как сам скотч велел.

***

Под синими звёздами Лис-привереда планирует яркий побег.
Охотник идёт по неясному следу: уж больно пушистым был снег!
Охотник шагает, винтовка на взводе. На рыжую шкурку цена
Растёт ежедневно, растёт год за годом - уж больно красива она.

А рыжая шкурка не хочет сдаваться - ни уши, ни лапы, ни хвост.
Следы заметает - горазд издеваться! На небе - скопление звёзд.
Сияют и жмурятся, смотрят игриво, как будто хотят извести.
Охотник опять улыбается криво - четвёртые сутки в пути.

Охотник не выспался и не наелся, за Лисом он брёл до утра -
И снова до вечера. Он притерпелся. Он пахнет дымком от костра.
Охотник шагает размеренно, чётко, сомнения не было, нет.
Лис каждым прыжком отбивает чечётку, петляя и путая след.

Лис в этом лесу безусловный хозяин, он знает здесь каждый сворот.
Охотник усталыми смотрит глазами, идти продолжая вперёд.
Охотник, замучавшись, ставит капканы: хлопок - и поймается Лис!
Богат арсенал всевозможных приманок - от сыра до рыбы и птиц...

Расставил, разметил, немного согрелся, доволен: подвох не найдёшь.
А Лис любопытный, а Лис пригляделся: уж больно Охотник хорош!
И сильные руки, и крепкие плечи, в улыбке как солнце дрожит...
Лис знает: капканы его покалечат, но если захочет - сбежит.

Лис знает: капканы его не удержат, он лапу легко отгрызёт.
Лис чувствует, как бесконечная нежность оскоминой горло дерёт,
Срываясь, пульсирует где-то под горлом, поёт тишиной у виска,
И каждый прыжок он рисует прямее - чтоб было легко отыскать.

Охотник не ищет. Он ждёт - и дождётся. Он знает финальный исход:
За сень виднокрая опустится солнце - и Лис неизбежно придёт.
И Лис - неизбежно! - оступится. Смажут багрово по шкурке лучи.
...Охотник не знает, что Лис ему скажет:
- Попробуй меня приручить?

@темы: Стихи

03:39 

Про сказки

Ваше Величество! Светел высокий твой дом,
Ты не смотри печально из-под брови.
Самые боги подносят тебе пальто,
Что же тебе все тошно в твоих садах?
Ваше величество, тут не спасешься бинтом,
Мы предостаточно вымазались в крови.
Нечего хмуриться, дай поглядеть на то,
Как ты шаманишь пальцами на ладах.
Ваше Величество! Я не пытаюсь роптать,
Кто же дурак воспитывать королей?
Только у светлых стен твоих воют псы,
Я их гоняю сутками напролет.
Хрючит свиньей приближенная твоя знать,
Требует девок, выпивки и рублей.
Гнать бы их в шею, в поджатые их хвосты,
Что ж ты жалеешь тех, кто тебя сожрет?
Ваше Величество! Я не святой отец,
Чтобы тебя исповедовать перед сном.
Если считать ошибки, то у меня
Хватит на десять исповедей вперед.
Просто из тысяч разбитых тобой сердец
И для меня случилось носить одно.
Ухает так, что позвякивает броня.
Ваше Величество, сердце - оно не врет.
Слово твое - и я разожгу костры,
Звезды спущу на землю к твоим ногам,
Имя твое запомнится, как припев,
Ветру, не знавшему памяти и стыда.
Плечи мои упрямы, слова остры,
В черных зрачках отражаются облака,
Раз не сложилось - одной из твоих королев,
Буду тебе хоть паршивая Жанна Д`Арк.
Ваше Величество, хватит баюкать сплин -
Бродит в садах улыбчивый Пэр Ноэль,
Жив рок-н-ролл, вращается шар земной,
Я вот строчу стишки, да гоняю псов.
Ваше Величество, музыку! Черт бы с ним,
Мы ведь рождались сказками, вот теперь
Полный вперед: сбываться, звенеть струной,
И умирать - исключительно за любовь.

@музыка: наша

@настроение: норма

@темы: стихомыслие

21:03 

Стишит безбожно, причем ерундой.

ninquenaro
Из всех времен одно: сейчас. ©
В ожидании снега катиться - монеткой в траву,
Пожелтевшую, но не сдающую старых позиций
Спелым яблочком - только катиться, катиться, катиться,
И не думать, зачем я так долго, так страшно живу.

И не думать, что будет, что станет со мною, когда
Снег накроет все травы, все листья, все земли до края,
Умирать очень просто. Смотри - каждый год умирает
Золотая земля, огневые сады, ледяная вода.

Умирает не плача - как гибнет в заслоне отряд,
Твердо зная, за что, и которой возвышенной цели
Он служил. Умирать очень просто - по слову "взлетели".
На земле говорят о снегах. Ну и пусть говорят.

Говорят, и поют, а быть может, на милость Его
Уповают и молятся, или клянутся и плачут...
Мы - последний заслон. Перед нами - простая задача:
В ожидании снега молчать - и не ждать ничего.

@темы: Стихи, Творчество

17:12 

boo! #2

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Августин, драгоценный, я слышала зов: он во мне прорастал виноградной лозой, нарастающим шелестом, юркой гюрзой, ожиданием долгой весны. Августин, мой любимый: вот песня звучит, холодны в октябре под землею ключи, ты бежишь и смеешься, но чаще молчишь, если я залетаю во сны. Августин, мой кинжал лунолик и остер, моя песня сливается с песней сестер, заклинанья мои - догоревший костер, он, увы, не растопит снега. Августин, это время - омела и тлен, ядовитые травы томятся в котле...
...и когда ты увидишь меня на метле - убегай, убегай, убегай.

***

Дом стоит, говорят, сотню лет или две, потемневшие окна, дубовая дверь, весь затянут, сокрыт в пожелтевшей листве, что внутри - не видать не черта. Средь ухоженных домиков - серая тень, ржавый погнутый флюгер скрипит в темноте...

Но под вечер у дома - орава детей, населяющих целый квартал.

Их рассказы живут серебром паутин: повстречаешь хозяйку - тебе не уйти, погубили её колдовские пути, а любимый спасти не успел. Не по нраву история - думай свою, про вампира, скелета, про стража-змею,
но приди ночью к дому, постой на краю - и услышишь девичий напев.

Ты смельчак или трус? Здесь проверить легко: вот дорога к крыльцу заросла сорняком, коль пройдешь до конца, все поставив на кон - то навек прослывешь храбрецом. Только сильный пойдет по тропе из камней, прикоснется, дрожа, к отсыревшей стене, что увидишь ты в старом и тусклом окне - темноту или чье-то лицо?

***

Клэр приехала в город полгода назад - недоверчивый прищур в зеленых глазах, голос звонкий, бушующий, будто гроза, пламя гривы по ветру летит. На земле отсыревшей ботинки скользят, Клэр боится - но только бояться нельзя: за рисунком решетки столпились друзья, и поэтому надо идти.

Каждый шаг - как полет на драконьем крыле, с каждым шагом Кларисса идет все смелей, вот уже и крыльцо - в желудях и золе, время будто присыпано льдом. "Молодец!", "Возвращайся!" - вокруг говорят...но смотри - фонари так спокойно горят. И она на глазах изумленных ребят, помахав, пробирается в дом.

А для тех, кто снаружи, секунды - века, и дорога до дома - страшна, далека, "-кто пойдет за Клариссой?" "-ищи дурака!", облетают нетопыри сквер.

Время тихо смеется - тик-так и тик-ток, "Вдруг она не вернется?" - прошёл шепоток.
...Через целую вечность открылся замок - в темноте появляется Клэр.

Все друзья обступают, уводят с тропы, "Что, действительно пусто - лишь мусор и пыль?" "Ну даешь, ну оторва, а я бы, я бы...", "Если б сьели...ну, я бы грустил!". Вот расскажут всем завтра - ого будет спрос!

Полнолунье на небе - железный поднос. Клэр идет впереди, напевая под нос:
"Августин,
Августин,
Августин..."

@музыка: Fleur - Формалин

@темы: заклятья, хэллоуинские хроники

21:06 

Доступ к записи ограничен

Мангусто
Люди всё время доверяют мне свои тайны. Наверное, знают, что мне некому их разболтать. Спенсер Рид.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:57 

boo!

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Осень-змея сжимает усадьбы кольцами, капли брусники прячутся за решетками, пугала рыщут после захода солнца и каждый тенёнок враз обрастает шерсткою. Осень-гадалка, время костров и магии, где ты сыграешь, где оживешь, когда же ты...
Даже у школы шепчутся дети малые в кои-то веки не про тиви и гаджеты.
Осенью дети - старше, мудрей на толику, слушай тихонько, не проболтайся встречному: феи, мол, принимают любые облики, всё норовят болтать на своих наречиях, могут тебе явиться грифоном, лужицей, маленькой куклой - старою, перешитою....могут предать и спутать, но кто подружится - станут они завесой, стеной, защитою.
В старых витражных окнах - закат и шорохи, сонный туман на реку ложится проседью. Дороти говорит о волшебном порохе, Фредди - что все ворота открыты осенью. Осень застелит путь пеленою ласковой, вспомнит слова, что были давно соскоблены......Но берегись - ведь вместе с дождем и сказками в каждой тиши тебя поджидают гоблины.
Лучше попасть на месяц в пустыню страшную, чем быть желанным гостем в берлоге гоблинской. Встретишь - беги, тебе не помогут старшие, сказки для взрослых - только вранье без проблесков. Гоблин способен розой тебе привидеться, матерью, ветром, ярким лесным сокровищем...

Роберт ребят не слушает - только кривится. Лучше б болтали правда о чём то стоящем.
Роберт - отличник, умница, смотрит под ноги, знает испанский, чертит исправно векторы. Все педагоги в голос пророчат подвиги, прочат его в министры, в послы, в директоры. Роберт хитёр, начитан, сообразителен: верить в чужие страхи? Чего еще!

В этот же день, вернувшись домой к родителям, он перед сном увидит в шкафу чудовище.

***
Солнце рябит и прячет лучи в малиннике, кажется снизу призраком, чьей-то шуткою. Свет заливает узкие стены клиники, голос врача учтивый, ладони чуткие. В карте читают "психо..." "галлюцинации...", мама с отцом краснеют, вздыхают, крестятся.

...Монстр следит за домом, за каждой станцией, Роберт не спит наверное больше месяца. Монстр глядит из зеркала, каждой вывески, вместе с луной заходит к нему украдкою...

Врач говорит, мол, "случай почти классический", "пусть остается, вылечим в сроки краткие". Роберт стыдится глупой своей истерики, вот полежит в больнице - все образуется...

...Монстр его находит в больничном скверике - Роберт кричит, бежит по вечерним улицам.

Он переедет в центр и скоро вырастет, станет каким-то важным ферзём в политике, будет таким серьезном, что и не вынести...

Ну а пока - от бега взмывают листики. Ну а пока - деревья облиты золотом, осень еще не смыло, не исковеркало.
В клинике пахнет сыростью. Очень холодно. Врач в полутёмной комнате смотрит в зеркало. Голос клохочет хрипло, рыча, с угрозою. Маска людская чешется, жмёт, молчит...

Клиника зарастает бродячей розою, и, затаившись, тонет в огне полуночи.

@музыка: The Сranberries - Just my imagination

@темы: заклятья, хэллоуинские хроники

10:25 

о богах

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
21.09.2011 в 15:18
Пишет Habilis:

Гыгык. Еще... жизненное.
21.09.2011 в 14:27
Пишет Shai Lerindo:

кому-то когда-то обещала выложить перепост =)
27.06.2011 в 23:55
Пишет Lenel:

Пишет Гость:
21.05.2011 в 22:18


- Итак, уважаемые, не толпимся, не толпимся, не толпи... Ай! Матерь Божья, ну просили же заранее - саркофаги оставлять за порогом! Объявление на двери повесили - на всех языках, включая суахили и египетскую скоропись! Для кого, спрашивается?..
- Кто меня звал? - встрепенулась усталая бледная женщина в тёмных одеждах. Над её головой дрожало слабое сияние
- Простите, это я случайно... Вырвалось. Столько пантеонов прими, всё в голове смешается, - Гермес поклонился, тайком бросив взгляд на пострадавшую сандалию. Крылышко жалобно вздрагивало, шевеля белыми перьями. Хоть бы не сломали... А то летать, прихрамывая, несподручно - тем более, когда Зевс гоняет по всем мирам, не давая продыху... Тяжка, тяжка учесть вестника богов!
- Я не хотел, - вздохнул Озирис. - Только что из мира мёртвых, не поверите. Замотался, как последний Анубис. Не представляете, как тяжело столько койко-мест подготовить. Саркофагов не хватает - и что делать, на раскладушки прибывающих класть?
- Он не хотел, - кивнул Сет. - Он замотался. Как последний Анубис.
От дыхания Сета повеяло мёртвой пустыней. Гермес бочком отошёл в сторону.
- Да я без претензий, что вы... Располагайтесь, как вам удобно! Только скажите - чаю нальём, новую тогу выдадим, а то у вас у вас старая запылилась... Только вот странная она у вас, слишком закрытая, у нас таких не шьют. Это в Египте мода такая?
- Это не тога, - кротко сказал Озирис и ушёл, распространяя вокруг себя запах свежей зелени.
- Это саван, - объяснил Сет и последовал за братом, засыпая следы пылью.
Гермес чихнул, протёр глаза и поднялся в воздух.
Саваны саванами, а дел было невпроворот.

- Горячая линия для смертных "Апокалипсис", дежурный бог - Авалокитешвара. Я слушаю вас.
читать дальше

URL комментария

URL записи

URL записи

URL записи

17:13 

Ghost.

Джек-с-Фонарём
Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
есть миры, которых в каждой секунде - сто, лишь подуй на них - осыплются берестой, где сюжет от века к веку совсем простой - как возникнет, не захочешь марать страницы. ты найдешь их в каждом звуке своих шагов, в отражении бегущих в пруду кругов, не смотри, там нет реального ничего, разбивает ветер крики, баллады, лица...
вот и этот - привидение, скучный сон, недочитанная книга, дурной фасон, весь прозрачный, душный, серый, как будто он нарисован догорающей
сигаретой.
не придумывай его, не бери блокнот, не разбрасывай своих драгоценных нот...
...но какой бы ни был - видишь, как он живёт, отражается наутро в окошке Мэтта.
кто родился в мире цвета - ну что ж, ура, а таким как он - не принято выбирать, Мэтт выходит из подьезда в другой мираж, на работу, на прогулку, к друзьям, на рынок.
Мэтт идет, и через Мэтта видны - смотри - бесконечные отраженья пустых витрин, мостовая, перекрестки и фонари, все несётся бесконечно и непрерывно. быть фантомом - в этом, знаешь, особый кайф - не тревожат злые мысли, душа легка, не сойдешь ни за бандита, ни слабака, здесь не тратишь понапрасну вино и слёзы.
можно в сером отыскать миллион цветов, вот несётся бесконечный людской поток, Мэтт плывёт, включает плеер, идёт в метро...
...замирает на секунду, столкнувшись с Розой.
как она сюда попала - не знаю, нет, может кто-то взял и выдал не тот билет, может рок, случайность, карма, парад планет - только видно: из другого, цветного мира...

я, пожалуй, пропущу небольшой кусок, где глаза, ладони, губы, признанья, соль, где запахло первым снегом, степной росой, в переливах флейты тихо жила квартира.
но увы, любым виденьям короткий час, зачастую строчки ранят больней меча, что не делай, здесь не высидеть, не смолчать - дымный мир качает в душных холодных лапах. ты-то понял, как у них обстоят дела, вот несётся время, вязкое, как смола...

в неприметном сером марте она ушла, унеся с собою сумку и тонкий запах...

здесь закончить бы, в конце приписать мораль, мол виденье-Мэтт поплакал и похворал, мол, летят минуты, вечно идёт игра, он забыл её и просто решил жить дальше.

я уже предвижу отзывы и слова - "вырастает мальчик", "эх, издаваться б вам!", "наконец без мёда, я уж струхнул сперва", "всё как наша жизнь - без сказок, надежды, фальши..."
я наверно, стану светел и знаменит, "вот певец эпохи", "гений", "талант" "пиит"...

но пока мы здесь, мой Мэтью бежит,
бежит,
оставляет позади города и страны.
он бежит сквозь сумрак скверов, фантомный Рим, с каждым шагом он всё больше силён и зрим, от его дыханья светятся фонари - поначалу слабо, позже горят кострами. он не ведает того, что найдет в конце, он не знает даже место, наводку, цель, но пока он верит - он защищён и цел, но пока бежит - нет "пусто" и нету "плохо". он бежит сквозь дымный морок - верста, верста, и не так уж важно, смерть или Роза там...

...а наутро Мэтт увидит вокруг цвета:

киноварь
латунь
навахо
индиго
охра.

***
я не знаю, что он сделал, и что нашёл, как ужился с заработанною душой - не читай плохих стихов и расти большой, не ходи без куртки и укрывайся пледом.
ну а если страх вернется - хитрец и лгун - если снова "плохо" "пусто" и "не смогу"...

я открою двери настежь - и побегу.
и тогда ищи меня по цветному следу.

@музыка: Ilan Eshkeri - The Star Shines (OST Звездная пыль)

@темы: заклятья, шаманья книга, storytelling

Обратный отсчёт

главная